?

Log in

No account? Create an account
Татьяна Княжицкая

vitroshop


Блог Татьяны Княжицкой

В мире людей и искусства


Previous Entry Share Next Entry
Т. В. Княжицкая. Интерпретация Александровой мозаики в майоликовом панно из собрания ГЭ
Татьяна Княжицкая
vitroshop
Интересная интерпретация знаменитого шедевра – мозаики из дома Фавна в Помпеях с изображением битвы Александра Македонского при Иссе – находится в Эрмитаже.

Майоликовое панно с изображением битвы при Иссе из собрания Государственного Эрмитажа


Заметила я ее, когда шла по залам второго этажа к выставке Сальвадора Дали и художников из Каталонии. Так себе оказалась выставка, но по дороге взгляд мой поймал знакомый сюжет, который я вот кажется совсем недавно, прошедшим летом, в подлиннике видела в Неаполе.
В полутемном узком коридорчике с сонной бабушкой в качестве охраны притаился двойник знаменитой помпейской мозаики. Людей тут было – ни души, все шли мимо: их манил Сальвадор Дали.

Уже потом,  собрав чуть информации, я выстроила возможную цепочку происхождения этой работы. Чтобы проверить все нижеизложенное, необходимо изучить много материалов, сходить в архивы и библиотеки, узнать, что там известно в самом Эрмитаже о памятнике. Делать этого нет никакой физической возможности, поэтому оставлю свои рассуждения в качестве гипотезы.

Итак:
В Эрмитаже находится майолика (роспись по гладким фаянсовым плиткам) , выполненная по мотивам знаменитой мозаики «Битва Александра Македонского с Дарием», более известной как Александрова мозаика» как «Битва при Иссе». Что это была за битва, в идеале все должны знать из школьных учебников по истории, кто не знает – загляните в Википедию, там об этом подробно написано. Мы будем говорить только о мозаике и ее интерпретации в майоликовом панно, оказавшимся в России.
Как следует из этикетки, майолика была создана в 1830-1840-х годах в Неаполе на мануфактуре Бьяджо Джустиниани и сыновья» (BiagioGiustiniani and Sons firm). Само панно поступило в Эрмитаж в 1852 году из собрания А. Г. Лаваль. Это – все исходные данные.

Оригинал – мозаика, выложенная из многих тысяч каменных и стеклянных кусочков, происходит из Помпей. Она находилась на полу в доме Фавна. Обнаруженная во время раскопок в 1831 году, мозаика была перевезена в Неаполитанский музей, где сперва находилась на полу, а потом была смонтирована на стене.

Александрова мозаика. Археологический музей в Неаполе.

Вот ее фотография, сделанная мною при посещении музея летом 2016.

Не надо быть большим специалистом, чтобы увидеть, что панно в Эрмитаже является довольно вольной интерпретацией мозаики с изображением битвы. И первое, что бросается в глаза – это цвет. Крикливый ядреный желтый и такой же невероятный лиловый, местами откровенный синий, - все это разноцветье бьет в глаза и вызывает ассоциации скорее с базарами Востока, чем с римским искусством. Поскольку исполнитель работы – мануфактура Бьяджо Джустиниани и сыновья» находилась в том же Неаполе, где и мозаика, надо думать, что необычная интерпретация памятника была вызвана либо желанием заказчика, либо в своей работе мастера опирались не на мозаику, как на исходный материал, а на ДРУГОЕ произведение искусства.

И мне повезло, вторая гипотеза оказалась рабочей, и на просторах интернета я нашла то, на основе чего и была создана майолика для Петербурга. К сожалению, мне не удалось найти автора фото, и я не могу опубликовать это фото без его разрешения. Поэтому остается верить мне на слово или посмотреть здесь: http://alexandermosaik.de/ru/Rekonstruktsiya-mozaiki.html , - где менее щепетильный автор опубликовал эту картину.

Это - картина 1830-х годов, написанная маслом на холсте, в которой автор (мне неизвестный), реконструировал недостающие  на мозаике части композиции и изменил колорит работы в соответствии со своими представлениями о том, как это должно было выглядеть. Возможно, что нежная бледно-охристая цветовая гамма мозаики была принята им за искаженную природным катаклизмом (бедные Помпеи!) и временем, и он предложил свою, более яркую и однозначную колористическую трактовку. Или в момент открытия мозаика имела другой цвет и сохранность ее была лучше. Все это домыслы и в целом не имеют отношения к теме сюжета.

Если сравнить мозаику и майолику в деталях, становится ясно, что не только колорит, но и образные характеристики персонажей претерпели существенные изменения. Посмотрим только на двух героев – главных действующих лиц в этом сюжете: Александра Македонского и персидского царя Дария III.


BattleofIssus333BC-mosaic-detail1.jpg

Автор: Ruthven (обсуждение · вклад) - собственная работа, Общественное достояние, Link

Александр Македонский в мозаике из Помпей предстает суровым воином, с аскетичным лицом: его тонкие губы искривлены то ли презрением, то ли  физическим напряжением, прямой греческий нос подчеркивает суровость облика, крупный глаз недвижно впился во врага. И даже геометрическая неправильность формы головы усиливает аскетичный и волевой облик македонского царя.

Александр Македонский. Фрагмент майоликового панно из собрания ГЭ. Мануфактура Бьяджо Джустиниани и сыновья

Что же мы видим на майолике в Петербурге? На этом панно Александр – не суровый воин, скорее это романтический герой, образ из романов начала XIX века, и даже его внешний вид, кажется, соответствует моде того времени.  Тонкая полоска щетины на лице Александра на помпейской мозаике трансформировалась в пышные баки, спутанные волосы  – в пышную кудрявую шевелюру, изогнутые в напряжении губы – в уста с влажным чувственным блеском, строгий и грубый греческий нос стал тонким с кокетливым изгибом на кончике. На доспехах Александра – изображение Медузы Горгоны. На помпейской мозаике ее взгляд обращен на врага, словно усиливает гипнотическое действие взгляд македонского царя на врага. А на майолике в Петербурге Горгона уменьшилась в размерах, словно съежилась, она морщится и отводит глаза, как будто не желая глядеть на это театральное представление. Смотришь на Александра Македонского родом из XIX века – и не веришь, что это закаленный в боях воин. Скорее – это изнеженное дитя, решившее от скуки познать настроение битвы или живая картина, в которой ряженые изображаюn позы и движения персонажей на знаменитой картине.

Персидский царь Дарий III. Фрагмент мозаики из дома Фавна в Помпеях.

Дарий III – персидский царь,  противник Александра Македонского. На помпеянской мозаике он растерян, перелом битвы уже произошел, но он еще не потерял надежды повернуть удачу на свою сторону. Он выглядит благородным героем, терпящим поражение от более могучего и удачливого противника. Дарий не теряет достоинства, и хотя он явно испуган, но все еще руководит сражением.

Персидский царь Дарий III. Фрагмент майоликового панно. Мануфактура Бьяджо Джустиниани и сыновья.

На майолике XIX века Дарий – персонаж из комиксов. Его выпученные глаза обнажили белки, во рту, открытом от ужаса, видны зубы, его раскрытые руки больше похожи на объятия, он словно летит на коне в объятия неминуемой гибели, и тем смешнее это выглядит, когда погибель его выглядит изнеженным юношей с модной прической.

Понятно желание художника-интепретатора придать сцене еще более драматизма, чем в ней уже содержалось, но результат получился противоположным: преувеличенные эмоции, желание соответствовать модным тенденциям своего времени, резкий кричащий колорит и произвольная реконструкция цветового решения панно сделали ее похожим на театрализованную постановку, где самодеятельные актеры бурно изображают незнакомые им эмоции.

Как уже было сказано выше, панно поступило в Эрмитаж из собрания А. Г. Лаваль. Графиня Александра Григорьевна Лаваль была одной из богатейших женщин в России. Будучи замужем за французским эмигрантом Иваном Степановичем Лаваль, который служил в министерстве иностранных дел, она принесла ему огромное приданое. Супруг умело распорядился богатством, получил графское достоинство во Франции, которое было признано в России. Семья Лавлей много путешествовала, и была знакома со многими знаменитыми людьми в Европе. Сама Александра Григорьевна была известна как хозяйка блестящего литературного и музыкального салона. В 1800-х годах архитектор Тома де Томон перестроил для семейства Лаваль особняк в Петербурге на Английской набережной в духе классицизма. Вот в этом доме и собирался цвет русской интеллигенции первой половины XIX века: поэты, писатели, ценители искусства, здесь обсуждали новинки литературы и музыки. Здесь бывали А. И. Тургенев, П. А. Вяземский, Н. И. Гнедич, А. Н. Оленин, А. Н. Плещеев, здесь бывал А. С. Пушкин, а М.Ю. Лермонтов именно в этом здании поссорился с сыном французского посла, и ссора окончилась трагедией.

Здание - известное петербуржцам: после революции здесь находился ЦГИА – Центральный Государственный Исторический Архив (Ныне РГИА), и в студенческие годы я два раза в неделю уж точно всходила на парадное крыльцо, чтобы среди пыльных документов искать ответы на свои вопросы. Потом архив переехал в новое здание, а особняк Лаваль вошел в комплекс построек Конституционного Суда Российской Федерации. Помещения отреставрировали, применяя старинный дизайн к условиям нового использования. В одном из помещений особняка находился Помпейский зал. Не исключено, что майолика с изображением битвы находилась в нем. Но, повторяю, я не изучила эту тему досконально, оставлю все как есть, в виде гипотезы.

Знаменитые памятники, имеющие большое историко-культурное значение, часто копировали в древности, для целей коллекционирования и обучения. Эта традиция продолжается и в наши дни.
Оригинал – мозаика из дома Фавна в Помпеях находится в национальном археологическом музее Неаполя. Вместо нее в самом доме Фавна лежит копия, созданная в мастерских Равенны в 2005 году.
В Петербурге находится майоликовое панно, созданное в 1830-1840-е, интерпретирующее Александрову мозаику, о которой была речь в этой статье. Точный ее размер мне неизвестен, но похоже, что она близка размерам оригинала (313×582 см.)
Кроме двойника в Петербурге у знаменитого шедевра есть еще один собрат – это уменьшенная реконструкция, выполненная в Германии, в которой недостающие фрагменты оригинала воссозданы по той самой живописной картине 1831 года, которая, вероятно, стала первоисточником для майоликового панно для дома Лаваль в Петербурге. О ее существовании я узнала на сайте: http://alexandermosaik.de/ru/Rekonstruktsiya-mozaiki.html, и оттуда же привожу изображение реконструированного памятника.



О судьбе его мне ничего не известно.

Таким образом в этой статье дана интепретация майоликового панно с изображением битвы Александра Македонского с персидским царем Дарием III при Иссе, созданного в 1830-1840-е годы на итальянском предприятии и в 1852 году поступившем в Государственный Эрмитаж из коллеккции графини А. Г. Лаваль.


  • 1
Вопрос по картине из Эрмитажа.
Что на персидском штандарте в правом углу? Похоже на петуха.

  • 1